понедельник, 9 февраля 2015 г.

О ЕСТЕСТВОЗНАНИИ


Кто управляет современным процессом образования и познания в образовательных учреждениях?

Реформа современного образования приводит к узкопрофильности знаний студентов, в результате чего они теряют взаимосвязь между другими науками. Такая тенденция приводит к регрессу научных исследований.

Кандидат геолого-минералогических наук Александр Колтыпин уверен, что многие открытия в прошлом были сделаны благодаря тому, что ученые обладали познаниями в разных областях, рассматривая явления и процессы с разных научных точек зрения. Какими способами можно восстановить образовательную систему русской научной школы?

Александр Колтыпин: — В последнее время в нашей стране очень много говорят о необходимости реформы среднего и высшего образования и не только говорят, но предпринимаются конкретные шаги, по крайней мере, на бумаге, в различных совещаниях различного уровня. Но работая тоже в университете, я сам постоянно сталкиваюсь с отголосками этого события, проводятся различные совещания в университете, которые посвящены введению курсов бакалавриатам, магистерских программ, аспирантских программ. Вот постоянно эта тема звучит на телевиденье, также возникает вопрос сдачи единых государственных экзаменов, с какого возраста начинать сдавать. Другими словами, наше российское образование сейчас пытаются привести на рельсы западного образования, то, что уже давно происходит на Западе. Насколько это правильно, и эта ли сейчас самая актуальная тема в реформе образования?

Вот не так давно я был на закрытом совещании, где собрались ведущие специалисты по образованию, доктора наук, причем, и философы, и экологи, и естественных наук разных направлений, историки, и было высказано практически всеми большое сомнение, что мы идем по правильному пути, что российское образование нельзя переводить на рельсы западных стандартов. У нас совершенно специфическая страна, у нас глубокие исторические корни. Сейчас то и дело ты сталкиваешься с таким утверждением, например, когда я находился в Таиланде, что таиландские ВУЗы котируются, а российский диплом в Таиланде не котируется. В Камбоджи российский диплом не котируется, мы не говорим о Соединенных Штатах Америки, мы не говорим об Англии, мы говорим о далеко не самых развитых в экономическом плане странах. То есть сейчас, не смотря на все попытки реформы, не смотря на все такие видимости каких-то перестроек в образовании, получается, что мы катимся в какую-то яму, особенно это касается экологического образования. Я работаю в экологическом университете, и то, что сейчас блокируются все инициативы, которые предлагаются экологами введения курса экологического образования в школе, специальных курсов об экологии, и сама наука об экологии сходит практически на нет, уже специалисты не востребованы, это четкая очевидная тенденция.

Но я считаю даже не это главное, и это просто идет заблуждение, реформа в образовании должна быть совершенно в другом. Вот давайте подумаем, почему раньше во времена Ломоносова, во времена Менделеева, во времена Вернадского совершались великие, выдающиеся открытия? Давайте посмотрим, что все эти ученые и многие другие, они писали работы, и по геологии, и по физике, и по биологии, и по истории, то есть тогда образование было комплексное, всестороннее. То есть, я не знаю, я не историк, чтобы говорить точно именно какие предметы преподавали в то время, но судя по тому, какие труды мы видим этих ученых, то действительно образование было широкое, готовили универсальных специалистов в области естествознания, по крайней мере, которые владели, и физикой, и математикой, и геологией, и знали вопросы фольклора, и знали вопросы истории. Сейчас же происходит в последнее время все большая и большая дифференциация образования, мало того, что произошло разделение, выпускают специалистов физиков, выпускают специалистов геологов, историков, то идет и дробление дальше. Например, близкую возьмем мне геологии, уже это не просто специалист-геолог, это специалист по поиску месторождения полезных ископаемых, специалист по разработке месторождения полезных ископаемых, специалист по кристаллографии, специалист по палеонтологии, специалист по минералогии. Более того, сейчас идут кличи еще и дифференцировать их образование, то есть выпускать не только специалиста, например, по минералогии, а еще специалиста по отдельным каким-то минералам и специалистов по другим минералам.

В годы, когда началась перестройка, я очень заинтересовался проблемой люминесцентных ламп неожиданно, потому что у меня дома была оранжерея, и я хотел какую грамотную устроить ей подсветку. Прочитал массу работ еще советского периода, как раньше в теплицах выращивали огурцы, помидоры, и вот, оказывается, были специфические люминесцентные лампы, которые двигались на расстояние, примерно, полметра-метр над помидорами и огурцами, и получался очень хороший урожай очень качественных плодов. Когда пытался в библиотеке сельскохозяйственной рассмотреть вопрос производства таких забытых уже люминесцентных ламп, столкнулся, что эти люминесцентные лампы выполнялись путем кооперации трех министерств: Министерства электроники, по-моему, если не ошибаюсь, Министерство сельского хозяйства и Министерство химической промышленности. И когда вот специалисты объединялись, а была интеграция этих трех министерств, и действительно образовывался качественный хороший продукт.

После перестройки, в конце восьмидесятых-девяностых годов, связи нарушились, каждое министерство пошло по своим рельсам, поезд отправился в разную сторону. Естественно они остались, ламповые заводы, не буду называть название, они уже потеряли связи и стали по инерции делать лампы, которые, например, не обеспечены нужными люминофорами. Вот что нужно растению, чтобы оно росло? Совершенно специфический свет, фитолампы, если человеческий глаз воспринимает свет в диапазоне больше всего зеленом, ну, грубо говоря, где-то 480 нанометров, то растения всего 2% эффективность зеленого света, поэтому листья зеленые, потому что он, весь свет этот, отражается. Современные лампы больше всего как раз светят именно в желто-зеленом свете. Растения воспринимают близкий синий свет и дальний красный свет, то есть примерно 400 нанометров и 580-600 нанометров. Когда я стал рассматривать различные люминофоры, есть такие люминофоры, которые позволяют подобрать вот эти вот эффективные на основе иттрия, на основе скандия, и сделал экспериментальные лампы такие у себя, купил люминофоры, которые еще оставались от советских времен. Сделал лампы, росли лимоны, мандарины, стали расти дома лучше, чем они растут при естественном свете, плоды получались очень вкусные.

Но для того, чтобы это сделать, надо опять объединиться, а не разъединиться, как сейчас тенденция. Поэтому то, что я предлагаю и выдвигаю на своем сайте, реформа образования, это не в разделении, а в объединении знаний, то есть сейчас, по крайней мере, в области естествознания университеты должны готовить универсальных специалистов, должны изучать одинаково хорошо, и геологию, и историю, и археологию, и биологию, и физику, и, по возможности, математику, и другие дисциплины при необходимости. Да, это будет усложняться образование, это будет больше нагрузки, но тем самым мы сможем решать различные вопросы. Вот, например, вопросы, касающиеся древней истории, потому что, например, решить вопрос истории и отказаться от догматического трех тысячелетнего возраста и четырех тысячелетнего возраста древнейшего человечества, мы можем только тогда, когда будем работать на стыке геологии, истории и фольклора. Я, например, работаю на стыке этих трех дисциплин уже на протяжении многих лет.

Смотрите, феноменальный вопрос, возьмем, например, проблему Атлантиды или Гипербореи. Очень многие историки говорят, да, Атлантида, Гиперборея действительно могла существовать, она могла существовать также как Золотой век. Она могла существовать 3-4 тысячи лет назад, то есть на рассвете человечества, считается вот это время рассвет человечества. Геологи, когда рассматривают вопрос Атлантиды и Гипербореи, такие материки могли существовать, но они могли существовать примерно 50-60 миллионов лет назад, и они действительно существовали. Где середина? Кто прав? Геологи или историки с археологами? А, оказывается, правы и те и другие, если работать на стыке геологии и фольклора. Когда я проанализирован индийские предания Махабхарата, Рамаяна, Библию майя «Пополь-Вух», Ветхий Завет, Коран и другие древние книги и предания, получается, что та история, которая в них записана, она практически полностью совпадает с историей геологической. Если в геологии нам известно более десятка катастроф и периода довольно-таки нормальной такой спокойной жизни между катастрофами людей, то такое же количество катастроф, битв, которая называется, либо битва между богами и демонами, либо столкновение Земли с каким-то телом, она описана в преданиях.

И когда все это начинаешь читать, получается, что количество этих катастроф совпадает. Количество относительно спокойного развития Земли совпадает. Более того, даже когда смотришь такие детали, как климатические особенности по геологическим данным, и те, которые описаны в фольклоре, тоже совпадают. И когда я попытался проанализировать два ряда этих событий, выстроилась четкая совершенно картина, разумная жизнь на Земле существует, как минимум, 65 миллионов лет назад. И первые вот эти белые боги, которые называются, которые стирают Гиперборею, уже 65 миллионов лет назад жили на ней, когда действительно Гиперборея, северный континент утопал в зелени садов и парков, когда там росли ананасы, зрели манго, вот, когда животные все были травоядные, когда не было хищных животных.

Можно эту картину рассмотреть до настоящего времени, до тех пор, пока мы будем разделять свои знания, готовить специалистов узконаправленных, наша наука будет деградировать. Возможно, где-то существуют закрытые школы, где готовят таких универсальных специалистов, но эти вот выпускники этих закрытых школ, они всегда будут повелевать тогда остальными людьми, они будут выше их. И тем самым, может, это идет целенаправленная политика, чтобы большая часть людей превратилась просто в орудие производства, которые должны что-то производить. Один делать винтики, другой гайки, третий, там, поливать растения, четвертый подрезать растения, и, может быть, это идет целенаправленная политика.

Но если она не идет, если действительно наше государство заинтересовано в том, чтобы мы вышли на мировой уровень, чтобы мы стали ведущей мировой державой, обогнали другие державы, нам необходима именно реформа образования, рассматривать не то, чтобы ее подвести на рельсы западного стандарта, бакалавриат, магистратура, аспирантура, единый государственный экзамен, а то, чтобы подумать и готовить универсальных специалистов, которые будут обладать комплексным знанием, и своими этими знаниями, смотря на мир широкими глазами, они смогут перевернуть нашу науку и выйти на самый передовой уровень.







«Достояние планеты», 30 октября