вторник, 7 января 2014 г.

ПРЕКРАСНЫЙ НОВЫЙ МИР СКИННЕРА


Б.Ф.Скиннера считают, "возможно, самой выдающейся фигурой в современной науке о поведении человека"1. Члены Американской психологической ассоциации назвали его психологом, который внес самый большой вклад в психологию XX столетия, при этом Фрейд назван вторым2.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что книга Скиннера "По ту сторону свободы и достоинства"3 сразу же стала бестселлером и объектом жарких споров в социальных и поведенческих науках и дискуссий в массовой печати. Это произошло потому, что книга Скиннера – волнующий призыв использовать его систему "поведенческой инженерии" для контроля за поведением каждого человека в США с целью уничтожения войн, насилия, предрассудков и всех прочих социальных зол. Так как марксизм преследует ту же цель, то необходим анализ этого утверждения. В то же время эта книга предоставляет возможность оценить Скиннера как психолога и теоретика.

Учение Б.Ф.Скиннера

Б.Ф.Скиннер завоевал славу психолога своими экспериментальными исследованиями на животных, а также исследованиями аутичных и умственно отсталых детей. Он сконцентрировал свои усилия на оперантном обусловливании, то есть на обусловливании поведения путем подкрепления (вознаграждения) поведенческого ответа. Как утверждает сам Скиннер, "поведение формируется и поддерживается его последствиями"4. Иначе говоря, животные и люди начнут вести себя определенным образом, если они получат вознаграждение за соответствующее поведение, и они будут продолжать так себя вести, если награда будет повторяться.

Скиннер также работал над обусловливанием поведения избавления или избегания, то есть поведения, позволяющего избежать боли или наказания.

Скиннер оказал большое влияние на систему школьного образования как родоначальник программированного обучения. Его влияние распространилось и на психиатрию благодаря применению его поведенческой терапии и "системы жетонов" в психиатрических больницах: психически больные получают награду в форме жетонов за точно установленное поведение, а жетоны обмениваются на сигареты, пищу, различные привилегии и т.д.

Скиннер является также инициатором движения за "модификацию поведения", которое оказало сильное влияние на психологию, образование, воспитание детей, организацию контроля за заключенными в тюрьмах и на психиатрию.

Во всех этих областях Скиннер разработал свои принципы и методы, имеющие серьезные недостатки и часто приносящие большой вред. В своей работе Скиннер игнорировал или пренебрегал основными законами психического развития. Он сводит деятельность животных и человека к механическим ответам на награду и наказание. Вся его экспериментальная и теоретическая работа зиждется на этой зыбкой основе.

Критика Скиннера могла бы не выходить за рамки психологии, если бы он ограничил свои принципы и методы только экспериментами на животных и людях с тяжелыми психическими расстройствами. Но Скиннер переходит от системы, разработанной на ограниченном материале экспериментов с больными, к применению своей "поведенческой инженерии" к каждому индивиду, к обществу в целом, ко всем социальным проблемам и даже к будущему человечества,

Новое общество Скиннера

Философ-марксист Говард Селзам иронически говорит, что существуют три типа умозаключений: индуктивное, дедуктивное и седуктивное5. План нового общества Скиннера построен, конечно, на основе седуктивных умозаключений. Руководствуясь своим принципом – принципом формирования поведения путем подкрепления, он проектирует идеальный мир, в котором поведение каждого индивида будет запрограммировано так, чтобы быть социально желательным.

Скиннер неуклонно придерживается того взгляда, что всякое поведение обусловлено внешней средой, которая награждает, наказывает или игнорирует поведенческие реакции животных или людей. Он пишет: "Научный анализ [поведения] переносит ответственность, как и вину, на внешнюю среду..."6. Отсюда Скиннеру легко прийти к выводу о том, что только внешняя среда нуждается в правильном управлении для достижения желательного поведения.

"Технология поведения", по Скиннеру, состоит из подобного "правильного" управления средой с помощью подкрепления или неподкрепления. Программируя жизнь каждого индивида, можно сформировать соответствующий "репертуар поведения" и искоренить все антисоциальные поступки. Его поведенческая инженерия создает модель цивилизации, которая будет лучшим из всех когда-либо существовавших миров.

Скиннер и психология человека

Восприятие, эмоции, память, личность, воля, сознание, психика, мышление, рассуждение, поведение – таковы главные области исследования психологической науки. Что же говорит наш "технолог поведения" об их роли при построении "прекрасного нового мира"? За единственным исключением, они не играют никакой роли у Скиннера, так как они вообще не существуют: существует лишь поведение.

В отношении восприятия Скиннер говорит, что это просто способ поведения: "Мы меняем способ, при помощи которого человек смотрит на что-либо... мы не можем изменить того, что называется восприятием"7.

Эмоции и чувства замещаются "соответствующими факторами подкрепления" (системой вознаграждений): "Те же преимущества можно также обнаружить, подчеркивая факторы подкрепления вместо состояний психики или чувств"8. В другом месте Скиннер прямо заявляет: "Не существует никаких психических чувств. То, что вы чувствуете, – это просто побочный продукт того, что вы делаете... Главное, что нужно понять: то, что вы чувствуете, есть ваше собственное тело"9.

Память для Скиннера также не существует: "Часто говорят, что окружающая среда хранится в форме воспоминаний... Однако, насколько нам известно, у индивида ни в какой момент времени не существует копий окружающей среды"10.

Черты характера (личность) получают такой же приговор. Скиннер отрицает, что они "хранятся" в человеке: "Но мы называем человека храбрым на основании его поступков, а он ведет себя храбро, когда внешние обстоятельства вынуждают его поступать таким образом. Обстоятельства изменили его поведение, однако они не вселили в него какую-нибудь черту или достоинство"11.

Намерение и цель (воля) также отрицаются Скиннером: "Факторы подкрепления... дают альтернативные формулировки так называемым "ментальным процессам" [таким, как] намерения и цели"12.

Скиннер отрицает и психику, называя ее "объяснительной фикцией"13. Само мышление он выставляет на бихевиористском аукционе наряду с сознанием и всей когнитивной деятельностью: "Возможно, последней крепостью автономного человека является сложная "когнитивная" деятельность, называемая мышлением"14. "Автономный человек", над которым насмехается Скиннер, – это индивид с его психикой, мышлением, чувствами, суждением и достоинством: "То, что упраздняется – это автономный человек, внутреннее "я", гомункулус (маленький внутренний человечек. – Дж. Н.), одержимый демон, человек, защищаемый литературой, стоящей на принципах свободы и достоинства"15.

Скиннер, таким образом, сводит человеческую деятельность к простым поведенческим реакциям на внешние обстоятельства: "...Не человек воздействует на мир, а мир воздействует на человека"16. Индивид лишается своего мнения, возможности выбора и инициативы, то есть самой индивидуальности. По Скиннеру, "оперантная перспектива предполагает, что индивид не является инициатором чего-либо, а просто "местом, где что-то происходит""17.

Скиннер с его "технологией поведения" предлагает программирование каждого "места", каждой группы и даже самого общества. Научная психология не может принять такую деформированную и упрощенную теорию психической деятельности человека.

Павлов и Скиннер

Скиннер совершенно игнорирует чрезвычайно ценные исследования Павлова и его учеников в области физиологии и психологии. Мимоходом в одном предложении он ссылается на открытие условного рефлекса Павловым только для того, чтобы тут же его отклонить: "Модель "стимул – реакция" (Павлова) никогда не была очень убедительной, так как и она не решила основной проблемы..."18.

Основную проблему решает для Скиннера, конечно, его собственное оперантное обусловливание. Не вступая в подробное обсуждение классического (Павлов) и оперантного (Скиннер) обусловливания, следует указать на то, что многие ученые-экспериментаторы считают, что скиннеровское оперантное обусловливание – это только одна из форм павловского классического обусловливания19.

Упрощенная теория Скиннера и его опора только на модель "ответ – подкрепление (поведение-вознаграждение)" опровергается многочисленными экспериментальными данными по изучению динамического стереотипа, условнорефлекторного переключения, условных реакций избегания и др.

Важное значение для критики теории Скиннера имеют представления И.П.Павлова о второй сигнальной системе. Животные, как показал Павлов, способны реагировать только на первосигнальные раздражители, то есть на свет, звук, запах, вкус и т.д. Вторая сигнальная система – это человеческая речь, в которой слова обозначают реальные предметы и заменяют первые сигналы.

Павлов придавал огромное значение роли речи как второй сигнальной системы: "Этим вводится новый принцип нервной деятельности – отвлечение и вместе обобщение бесчисленных сигналов предшествующей системы, в свою очередь опять же с анализированием и синтезированием этих новых обобщенных сигналов, – принцип, обусловливающий безграничную ориентировку в окружающем мире и создающий высшее приспособление человека – науку, как в виде общечеловеческого эмпиризма, так и в ее специализированной форме"20.

В данном случае поведенческому автомату Скиннера противопоставляется сложное сознательное мыслящее человеческое существо, способное к наилучшему приспособлению к окружающему миру благодаря науке. Но научная психология отвергает теорию Скиннера с помощью все новых аргументов.

Основываясь на вполне сформировавшейся научной теории, получившей экспериментальное подтверждение, научная психология учитывает сложность и диалектическую природу человеческой психической деятельности. Как считает Ф.В.Бассин: "Человека можно понять только как психофизиологическое существо, которое отражает всю сложность и разнообразие своих бесчисленных связей с внешним миром"21.

Скиннер сводит всю человеческую психологию к поведению в ответ на внешние поощрения и наказания. Научная психология рассматривает поведение только как одну из многочисленных черт и явлений психической жизни. Помимо физиологической основы ментальной и поведенческой деятельности, изучаемой наукой о высшей нервной деятельности, существуют еще и психические процессы, которые решительно отвергает Скиннер.

Восприятие и память имеют важнейшее значение для адаптивной деятельности человека. Эмоции участвуют в наших сложных реакциях на сложную, динамическую реальность. Черты личности, приобретенные в процессе жизненного опыта индивида, обеспечивают постоянство реакций и индивидуальности во взаимоотношениях с реальностью. Сознание и мышление являются, возможно, самыми существенными чертами психологии человека, так как они позволяют нам приобретать информацию, формировать суждения и делать выбор, ставить цели и сознательно и целенаправленно планировать поведение.

Самое решающее влияние на наши мысли, чувства и поведение оказывает общество и общественные отношения. Как писал Маркс: "В своей действительности она (человеческая сущность. – Дж. Н.) есть совокупность всех общественных отношений"22.

Человек отличается от животных своим общественным трудом, социальным общением, усвоением социального опыта и использованием языка, а также наличием идей, установок, отношений, морали и правил поведения в обществе.

Человеческие существа в ходе своего индивидуального развития и жизнедеятельности усваивают убеждения, нравы, цели, мораль, идеологию и философию нации, класса, семьи и социальной группы, в которой они живут и действуют. Это "интернализированное отражение" их социальной жизни является основой их восприятий, чувств, мыслей, суждений, выборов, целей и поведения. Поведение является продуктом этих сложных индивидуальных и социальных процессов.

Если Скиннер говорит, что "поведение формируется и поддерживается его последствиями", то научная психология считает, что "поведение формируется и поддерживается ощущениями, восприятиями, памятью, эмоциями, чертами личности, сознанием, мышлением, знаниями, намерениями, целями, обществом – и их последствиями".

Отказ Скиннера от свободы и достоинства

Скиннер очень тщательно объясняет странное название своей книги "По ту сторону свободы и достоинства", когда он обосновывает свое предложение о создании нового общества с помощью "поведенческой инженерии". Он считает, что понятия свободы и достоинства человека являются продуктами донаучной стадии развития психологии, верившей в "автономного человека", который якобы способен мыслить, выносить суждения, ответствен за свое поведение, свободен выбирать и сохраняет достоинство благодаря своему выбору23.

Скиннер утверждает, что с его открытием "технологии поведения" возникла подлинно научная психология. Отвергая идею "автономного человека", Скиннер также отказывается от идеи свободы. Все поведение целиком и автоматически определяется внешними обстоятельствами – ни суждение, ни выбор не участвуют в этом, считает Скиннер. "Свобода – это вопрос факторов подкрепления..."24 – пишет он.

Скиннер выказывает пренебрежение к борьбе народа, заявляя, что "борьбу за свободу можно рассматривать просто как пример поведения бегства и избегания"25.

Скиннер отрицает также достоинство личности, считая его ненужным старомодным понятием, так как мы не можем возлагать вину на индивида за поведение, которое вызывается только внешними силами. Как сатирически писал Макс Блэк, перефразируя Шекспира: "Вина, дорогой Брут, не в нас самих, а в воздействии на нас"26.

"Ошибочно полагать, – пишет Скиннер, – что проблема заключается в том, как освободить людей. Она состоит в том, как улучшить контроль над ними"27. Мы находимся по ту сторону свободы и достоинства, и единственная проблема состоит в том, как нас "скиннеризировать". Английский поэт Стивен Спендер, возможно, был прав, когда в споре со Скиннером охарактеризовал его идеи как "разновидность фашизма без слез"28.

Марксизм и свобода и достоинство личности

Скиннер отказывается от свободы и достоинства, придерживаясь жесткого детерминизма, который марксизм называет механистическим материализмом. Только с развитием марксизма стало возможным объяснение связи свободы и детерминизма. Материализм нуждался в диалектике, чтобы определить истинное значение свободы.

По мнению Скиннера, человек несвободен, так как его поведение детерминировано внешними обстоятельствами. Можно было бы заметить, что экзистенциалисты занимают противоположную и в равной степени неверную позицию, считая, что люди совершенно свободны и их поведение никоим образом не определяется внешними обстоятельствами. Марксизм признает детерминизм, причинность, законы движения и развития. Но с точки зрения марксизма люди и человеческое общество могут быть свободными и уже достигли определенной степени свободы.

Именно Маркс проводит различие между деятельностью человека и животных в отношении свободы. В "Экономическо-философских рукописях 1844 г." Маркс писал:

"Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Его жизнедеятельность – сознательная. Это не есть такая определенность, с которой он непосредственно сливается воедино. Сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности... Только в силу этого его деятельность есть свободная деятельность"29.

Примечательно, что Скиннер особенно критиковал Маркса за его утверждение, что сознание существует и является посредником между внешней средой и поведением30. Маркс связывал свободу с сознанием, мышлением, суждением и выбором, Скиннер отрицает сознание, а с ним и свободу.

Энгельс развил дальше диалектическую концепцию свободы молодого Маркса. Он писал: "Гегель первый правильно представил соотношение свободы и необходимости. Для него свобода есть познание необходимости. "Слепа необходимость, лишь поскольку она не понята". Не в воображаемой независимости от законов природы заключается свобода, а в познании этих законов и в основанной на этом знании возможности планомерно заставлять законы природы действовать для определенных целей... Свобода воли означает, следовательно, не что иное, как способность принимать решения со знанием дела"31.

Скиннер устраняет как сознание, так и знание. Он, таким образом, подрывает основы свободы. Марксизм связывает знание и свободу, предусматривая использование открытых наукой природных, социальных и психологических законов, чтобы овладеть природой, обществом, достигнуть власти над самим собой. Знание, таким образом, – это сила, помогающая стать свободным.

Марксизм также критикует скиннеровское отрицание достоинства личности. Достоинство, конечно, предполагает и ответственность за свои идеи, действия и отношения с другими. Достоинство основывается на мышлении, суждении и выборе, ведущих к достойным действиям. Достоинство личности достигается в обществе или в социальной группе. Это фундаментальная социальная категория, которая предполагает понятие свободы. Марксизм рассматривает социализм как веху на пути к большей свободе и к достижению действительного равенства, экономической стабильности, благоприятных возможностей и углубления знаний.

Марксизм утверждает, что существуют законы социального развития, ведущие через сознательную борьбу к лучшему обществу, социализму. Скиннер же полагает, что его "поведенческая инженерия" будет содействовать развитию лучшего общества. Какой же тип общества собирается создать Скиннер?

Утопия Скиннера: капитализм, получивший подкрепление

Главной чертой скиннеровского "нового" общества является то, что это все та же капиталистическая система. Скиннер говорит о "самой лучшей системе заработной платы, которую только мог придумать промышленник"32. Он не хочет изменения капитализма. Он считает, что "цивилизация должна быть довольно постоянной"33.

Что можно сказать о демократии, ограниченной настолько, насколько это только возможно в капиталистических Соединенных Штатах? В своей более ранней книге "Уолден – два" Скиннер дал ясно понять, что он не верит в избирательную систему, как не верит и в интеллект членов своего общества. Его утопическое общество "Уолден – два" создано с помощью "поведенческой инженерии" неизбираемым Советом проектировщиков – правительством экспертов34.

Вместо реакционного понятия "философы-правители" Платона Скиннер предлагает нам столь же реакционное понятие "психологи-правители", а сам он выступает как психолог-император. Ратуя за правительство, состоящее из элиты, Скиннер должен был бы добавить к заголовку своей книги слова "по ту сторону демократии".

Скиннер предлагает применять "свою систему подкрепления" особенно в целях контроля за молодежью: "Серьезная проблема возникает, когда молодые люди отказываются служить в вооруженных силах и дезертируют в другие страны, но мы мало чего добьемся, "взывая к большей лояльности или чувству патриотизма". Единственно, что нужно изменить – это факторы подкрепления, которые побуждают молодежь вести себя должным образом в отношении своего правительства"35.

Скиннер также особенно озабочен составлением программ для рабочих. "Нас может беспокоить тот факт, что многие молодые люди работают так мало, как это только возможно, или что труд рабочих не очень производителен и они часто отсутствуют на своем рабочем месте... но мы мало чего добьемся, взывая к "чувству их профессиональной гордости" ...что-то здесь не так в системе подкрепления"36.

В самом деле, характеристика, данная Максом Блэком скиннеровскому "Прекрасному новому миру", вполне уместна: "Это мир хорошо контролируемых людей, которые производят физические движения в ответ на скрытые подкрепления". Блэк добавляет к этому: "Лучше уж умереть, чем находиться на положении специально откармливаемого крупного рогатого скота"37.

Скиннер хочет превратить людей в одинаковых, немыслящих, ничего не чувствующих роботов, которыми управляет стоящая наверху группа элиты. Марксизм верит в разум, знания, науку, прогресс и борьбу в целях достижения прогресса.

Марксизм в отличие от скиннеризма верит в живых, думающих, чувствующих, активных трудящихся, которые в борьбе за свои классовые интересы обретают классовое сознание. Нет, современные трудящиеся – это не дырочки в перфокарте, которые можно расставлять по своему усмотрению при постоянной эксплуатации и угнетении. Современные трудящиеся – это рабочие, борющиеся со своими хозяевами, это черные, стремящиеся к своему освобождению, это женщины, стремящиеся к равноправию, это молодые люди, борющиеся за лучшую жизнь.

Прежде всего рабочие стремятся покончить с тем униженным состоянием, отсутствием свободы, которые существуют при капитализме. Они стремятся к свободе и достоинству. Они не могут достигнуть их по скиннеровской схеме. Свободу и достоинство они обретут в сознательной борьбе.


__________________________
_____________________________________________