Страницы

воскресенье, 25 ноября 2012 г.

ХОЖЕНИЕ В ИННОВАТИКУ

Что бы мне ни говорили, а в русских условиях самыми эффективными будут государственные инновационные агентства (но не при этом государстве) и частные институты самих инноваторов. Такие, как прежний Менло-парк Эдисона или частный институт Виктора Петрика. Неизбежен и опыт повторения «шарашек», хотя и в новых условиях. На сторонних частных инвесторов надежды практически нет. Таков мой личный опыт работы в частном инновационном агентстве.

ЭПОПЕЯ ВОКРУГ ДВИГАТЕЛЯ ПУШКИНА

В нашем ЗАО «ТНК» дело пошло по конвейеру: находятся интересные проекты – а потом их рассматривает команда научно-технических экспертов нашего частного агентства. В команде есть свой квалифицированный патентовед: он изучает предложение на предмет того, не было ли что-то подобное запатентовано в мире кем-то и когда-то. То есть, никакой любительщины.
Уталкиваем первую программу перспективных вложений ЗАО «ТНК». Сам рекомендую рефлекторный двигатель Ростислава Пушкина.
 Вообще-то Вадим-директор на все мои предложения изучить проекты моторов нового типа ответил отказом: мол, это – слишком хлопотное и долгое дело, тем более, что придется переть против сложившейся моторостроительной отрасли. Но тут – все-таки особый случай. Убеждаю Вадима: мы тут можем обойтись «малой кровью». Ведь у Пушкина готов опытный образец его твердотопливного двигателя в 25 кило весом: я его в репортаже верчу в руках (http://rutube.ru/video/0f7acb62c92abff7f49c12b382c26b3e/ - 55 минута 55 секунда передачи). Как утверждает сам изобретатель, этот агрегат дал на испытательном стенде тягу в 6-10 тонн. Значит, здесь можно снова снарядить этот движок шашками твердого топлива и проверить на стенде. Если мы увидим заявленные Пушкиным параметры, то это – действительно прорыв. Если нет – попрощаемся с ним.
Если же успех, то можно построить некий демонстратор с резонансно-рефлекторным двигателем. Можно – катер, можно – что-то летающее. Вадим выдает идею: если пушкинский двигатель действительно работает, можно поставить его на старую метеоракету и пульнуть в космос, на опорную орбиту. Вместе с маленьким аппаратом, который передаст в эфир гимн СССР/РФ. Вот тогда будет резонанс на весь мир. Тем более, что Пушкин уже рисует чертежи Су-27 с его моторами, который в этом варианте вроде бы может выскакивать на высоту в 200 км.
Отличная идея!
Едем к Ростиславу Пушкину уже с нашими научно-техническими экспертами и Вадимом-директором. Ведем только внутреннюю – для служебного пользования – видеосъемку. Разговор длится долго. Очевидно, что очень дешевым эксперимент не получится: Пушкин со своей лабораторией по уши в долгах. Он сидит на территории бывшего детского сада, за долги у него могут отобрать эту недвижимость. Значит, нужно сначала покрыть его пятимиллионные долги.
Договариваемся с Пушкиным об эксперименте. Тем более, что Пушкин сам договорился о стендовых испытаниях в РКК «Энергия». Значит, первый этап сотрудничества – спасение его лаборатории от банкротства и стендовые испытания. И если движок показывает такую большую тягу, то следующий этап – установка его на метеоракету. Или на специально изготовленную ракету с самым простым механизмом стабилизации, благо у одного из наших товарищей есть хорошие связи на одном из тульских оборонных заводах.
Везем Ростислава Пушкина к Сергею-инвестору, уже смотревшему нашу передачу. Он согласен на эксперименты. Подписывается соглашение с Р.Пушкиным, составляется план-график работ. Долги Пушкина гасятся, лаборатория его спасена.
Казалось бы, теперь – только вперед. И тут снова начинаются неприятные «чудеса».

ПОЧЕМУ Я СНОВА ПОЛЮБИЛ БЕРИЮ?

История с Пушкиным и его движком растягивается на полгода. Почему?
Во-первых, Пушкин сразу же начинает изменять график работ. Это выводит из себя. Сроки переносятся все дальше. Во-вторых, он не желает пускать представителей ЗАО «ТНК» на стендовые испытания. Мол, объект режимный. Нас это не устраивает: мы хотим видеть данные испытаний воочию. В конце концов, выясняется: на стендовых испытаниях двигатель Пушкина не дал заявленной тяги – она оказалась во много раз меньше. Да и время работы агрегата тоже оказалось куда короче того, что обещал Пушкин.
Кажется, нужно отказываться от этого направления, как от ложного. Но Пушкин ходит прямиком к Сергею-инвестору и каким-то образом его убалтывает. И тот продолжает давать ему деньги! Все попытки Вадима-директора прекратить этот волюнтаризм разбиваются, как об стену. Поведение инвестора не вписывается ни в какие рамки! Оно полностью иррационально.
Я просто сатанею. Теперь я понимаю всю мудрость подхода к делу Лаврентия Берии и НКВД. Да, в РФ полно изобретателей, которые плачутся о том, что им никто не дает средств, что их давят преступные мафии академиков, что их затирают могущественные промышленные монополии, использующие старые технологии. И если, мол, дать им возможность и средства, то они бы показали настоящий прорыв. Мое мнение: таких людей нужно брать, давать им средства, подписывать с ними график работ – и отправлять в шарашку. По простому принципу: плакал о том, что у тебя нет средств? Подписал график работ? А теперь работай, не отвлекаясь, и отвечай за свои слова. Справился с делом? Вот тебе премии, чины, ордена, свое КБ и заводы, становись законным миллиардером и главой успешной корпорации. Не справился – иди на волю, но с всеобщим оповещением: вот этот товарищ обещал с три короба, но его инновация оказалась блефом.
Нужно поступать именно так. Иначе эта братия будет перемещаться от одного доверчивого спонсора к другому, мешая реальным гениям и иннноваторам. Заляпывая грязью действительно нужных людей.
Японский городовой! К началу 2011-го оказывается, что один из трех приоритетов накрылся медным тазом.

ПОЛЕТ ЩЕЛЕКРЫЛА

А параллельно шла деятельность по самолету Олега Войцеха с щелевым крылом. Войцех – известный ниспровегатель теории Бернулли. (http://www.skibr.ru/trud.php?lang=ru&page=voicehOG). Он утверждает, что его щелевое крыло обладает подъемной силой в 15 раз большей, чем обычное, «по Бернулли».
Наша корпорация «ТНК» финансирует достройку самолета со щелевыми крыльями. Это – легкий двухместный самолетик «Дубна-2М» со стосильным движком и толкающим винтом за хлипкой кабиной пилота. На Дубненском машзаводе делаются для него семищелевые крылья, которые ставятся на место «родных» плоскостей.
Черт, как интересно! Испытания проводим в сентябре 2010 года на одном из летных полей в Тверской области. Съемку ведем, гоняясь за аппаратом по взлетной полосе – Игорь Бощенко ловит аппаратик в объектив камеры.
Первый разбег по полосе обескураживает. Закрылки не выпущены – и машина никак не выказывает фантастической подъемной силы. Второй пробег заставляет заорать от радости: при выпущенных закрылках (тоже щелевых) «Дубна-2М» поднимается в воздух на скорости почти в полтора раза меньшей – на 55-60 км/час. При том, что со щелевым крылом Войцеха аэроплан гораздо тяжелее, чем базовый вариант – 730 кило против 550 кг изначально. То есть, эффект большей подъемной силы щелевых крыльев есть. Пилот после посадки выскакивает из кабины и трясет руку изобретателю. На радостях пишу СМС-ку Сергею-инвестору: есть успех щелекрыла!
Казалось бы, нужно развивать успех. И опять все летит кверх тормашками.

НЕ ВЫДЕРЖАВ ИСПЫТАНИЯ ПЕРВЫМ УСПЕХОМ…

Успех-то успехом, но теперь нужны полноценные испытания самолета.
Во-первых, его взлетно-посадочные характеристики не дотягивают до показателей старого гитлеровского «Шторха» с его однощелевым крылом. Тот еще в 1935 г. мог подниматься в воздух на скорости в 50-170км/ч. Пробег при взлете против ветра в 13км/ч занимал 40 метров, а пробег при том же ветре и использовании тормозов - 15 м.
Во-вторых, неясно, насколько выгодно летать со щелевым крылом, каким получится удельный расход горючего? Ведь у таких плоскостей – повышенное сопротивление.
В-третьих, высоко такая машина летать не сможет из-за проблемы обледенения щелевых крыльев.
В-четвертых, как поведут себя щелевые крылья на разных углах атаки, при выполнении тех или иных фигур пилотажа?
Олег Войцех отвечал: ерунда все это! Летать будем низко – чтобы не было льда на плоскостях. Можно вообще делать «воздушные автобусы». Главное, нужно построить самолет с двумя моторами и более высокой хвостовой балкой. Только так, говорил он, откроются все преимущества крыльев его типа. Зато у новых самолетов окажется громадное преимущество: они взлетать и садиться смогут буквально «на пятачке». В пылу О.Войцех говорит мне: подъемная сила щелевых крыльев такова, что можно сделать воздушный велосипед. Крутит человек педали мини-аэроплана – и летит. Осторожно возражаю: даже тренированный велогонщик не может дать мощности больше полутора лошадиных сил, да и то на короткое время. Любой порыв ветра снесет такой «велоаэроплан» к едрене фене. Но Олег Войцех на это ничего не ответил.
И тут возникает конфликт. Изобретатель заявляет: мне нужны несколько десятков миллионов долларов – строить самолеты нового типа. Руководство же «ТНК» возражает: нужны еще испытания, продувки крыльев и аппарата, снятие множества вопросов. Стороны сбиваются на ругань. По распоряжению Вадима, фактического директора корпорации, начинаются виртуальные «продувки» крыльев с помощью особой программы на мощном компьютере. Часть крыла воспроизводится – и его укрепляют на крыше автомобиля, облепляя датчиками. Авто носится по дороге, аппаратура фиксирует нагрузки на кусочек плоскости. Войцех приходит от этого в ярость: исследования пошли без него.
Он идет к Сергею-инвестору – и тот отпускает его, отдав изобретателю самолетик и снабдив его деньгами на первое время. В итоге погибает очень интересное направление работ. Войцех и по сию пору носится с тем же самым аэропланом, не имея средств на продолжение работ.
Снова с тоской вспоминаю Берию. Черт, вот так бездарно погибло еще одно приоритетное направление! С итоге и мы – на бобах, и Войцех почти ни с чем. Обидно до боли.

«ДЫХАНИЕ ЗЕМЛИ»: ОСТАНОВКА НА ПОРОГЕ

Наконец, развивается третий приоритетный проект: исследование мест, где геолог Владимир Ларин обнаружил выходы природного водорода.
Тема крайне интересная. На такую аномалию накладывается «сетка» из точек зондирования с помощью сейсмографа и газоанализатора. Если теория Ларина верна, то в таких местах, где из недр выходят струи водорода, на сравнительно небольшой глубине могут быть молодые месторождения нефти. А главное – если пробурить скважину (подробности опускаю, ибо это – прерогатива самого Ларина), то водород устремится в нее. То есть, можно получать ценный газ практически без всяких энергозатрат, без дорогого электролиза. Вот тебе дешевое топливо, средство заправки перспективных топливных элементов.
Завязываемся с Лариными, отцом и сыном. Создаем программу «Дыхание Земли». Финансируем экспедицию на одну из аномалий в глухой глубинке. Там ведется детальное – густой «сеткой» - исследование тарелкообразной впадины. Мы с «Нейромир-ТВ» едем снимать ход экспедиции, месим грязь в резиновых сапогах. (К сожалению, эти съемки – собственность инвестора и никогда не пойдут в открытый «эфир»).
И вот поздней осенью 2010 года получены результаты. Что-то в глубине есть. Но что? Теперь нужно одно – бурить скважину на аномалии. Только так можно получить твердое представление о том, что лежит в неглубоких недрах в таких местах. Черт, и опять все останавливается.
Сергей-инвестор отказывается. Бурение – очень дорого, требует массы разрешений и согласований. А не дай бог, там нефть окажется? Тогда вообще караул будет. Судим-рядим. Может быть, предложим руководству Белоруссии бурить на его территории, под прикрытием того государства? По формуле: «От вас – защита, от нас – финансирование бурения»? Тем более, что в Белой Руси подобных аномалий на местности хватает. К тому же, белорусам нефть не помешает (коль она действительно образуется из-за струения водорода), да и просто водород не помешает. Если он начнет течь по скважине, его сразу можно для автономной электростанции использовать: водород в ДВС давно используют.
В общем, пробуем выйти на руководство в Минске. Увы, реакции нет. А в РФ инвестор бурить не решается. Нет сильного государственного прикрытия.
В общем, и этот проект глохнет.
Положение уже к концу 2010 г. становится отчаянным. Пытаюсь доказать Сергею-инвестору: не нужно было вламывать бабки сразу в «чудеса»! Надо сначала взять вполне готовые проекты фирм-«газелей», которые предлагают массу интересного, существующего физически: новые химические составы, лекарства, строительные материалы. У одного Владимира Зернова в его «Российском новому университете» (РОСНОУ) есть гамма хороших продуктов – вплоть до отличных ветроагрегатов-ветропанелей Зураба Отарашвили (http://www.rosnou.ru/candidate/innovations/vetropanel_2009/) до работоспособных агрегатов по производству дешевых нанотрубок (http://video.yandex.ru/users/neuromir-itv/view/255/#). В РОСНОУ, созданном советскими физтеховцами, вообще много прикладных инноваций. Заработаем на них – вложим деньги в НИР и НИОКР . Но все – тщетно. Сергей замыкается в себе.
Сейчас, вспоминая все это, еще раз понимаю: такие, как ларинский, проекты могло бы двигать именно государственное Агентство передовых разработок. Естественно, в нормальном государстве, а не в расейской имитации государства. Сравниваю это с частным институтом Виктора Петрика: вот этот – сам изобретатель и потому может идти напролом, сам создавая опытные установки. А тут – какая-то нерешительность.


Максим Калашников

_____________________________
________________________________________________